Создан для гонок FERRARI —
адреналин
и роскошь
Стильные аксессуары
и история развития
FERRARI
С первой же секунды этот фирменный рокот, рев, рык рвущегося из жерлов огненных сердец метало-карбоновых коней завораживает дух и концентрирует на себе все зрительское внимание. На запредельных скоростях они проносятся мимо, оставляя за собой мощный яркий красный след на всем протяжении мирового автомобилестроения. Это породистые скакуны лучших родословных итальянских конюшен, напористые нравом и с уверенной темпераментной хваткой, не оставляют равнодушными любого, кто их увидит в деле. Это автомобили с гоночной родословной так же хороши внутри, как выглядят снаружи. Их приобретают те, кто готов платить за свою страсть. Ferrari — самые харизматичные, самые титулованные, всегда стильные и супер-скоростные. Быстро едут и потрясающе звучат.
Эту легенду начинает создавать Энцо Феррари, с детства мечтавший стать автогонщиком, вдохновившись первым в их семье автомобилем — одним из двадцати семи, которые бегали по тогдашней Модене. Это был одноцилиндровый De Dion Bouton французского производства. А в сентябре 1908 года Энцо впервые в жизни посетил автомобильные гонки «Circuito di Bologna», произведшие на него незабываемое впечатление и косвенно повлиявшие на формирование будущего стиля создаваемых машин.
Прежде всего, стоит коснуться цвета: фаворит тех гонок, красный Fiat, покорил сердце юного Феррари. К тому же, новые правила того времени гласили, что отныне каждая страна, участник гонок, должна была окрашивать свои машины в национальные цвета: Франция — синий, Германия — белый, Британия — зеленый, а Италия — красный. Дополнительно, касаясь истории Италии, уместно вспомнить народного героя страны — генерала Гарибальди, чьи солдаты в середине XIX века носили красные рубашки.
Легко набрать тысячу солдат-новобранцев, но где найти хорошего генерала?
В 1915 году Италия вступила в Первую мировую войну. Его брат Дино записался добровольцем и поступил на службу королевских военно-воздушных сил в команду наземного обслуживания «Squadriglia 912». Наиболее известным асом этого знаменитого подразделения был великий пилот Франческо Баракка, сбивший на своем истребителе тридцать четыре вражеских самолета. В 1918 году он погибает в одном из воздушных боев, но это знакомство оставляет свой след в истории семейства Феррари: в 1923 году Энцо неожиданно представили графу Энрико Баракка — отцу знаменитого аса, в чьей эскадрилье служил его брат. «После того как знакомство состоялось, — писал Феррари, — последовали и другие встречи с семейством Баракка. У них дома я познакомился с матерью летчика — графиней Паолиной. Как-то раз она мне сказала: «Феррари, изобразите на своей машине вздыбленную лошадь, которая была нарисована на борту самолета моего сына. Его эмблема принесет вам удачу». У меня до сих пор хранится фотография летчика, где на обороте есть своего рода дарственная: его родители написали, что передают эмблему сына мне. Лошадь на борту самолета черная. Такой и осталась — я лишь добавил желтый фон, поскольку желтый цвет — это цвет Модены».
Великие
победы
После войны, подыскивая работу, Энцо был принят в команду «Costruzioni Meccaniche Nazionali» в качестве второго водителя-испытателя и перегонщика машин. А в 1919 году, за рулем CMN модели 15/20 Tourer с объемом двигателя 2,3 литра, он впервые принял участие в гонках в качестве пилота. Тогда участвовали Fiat, Opel, Bianchi, Bugatti, Aquila, Itala и Alfa. Феррари начал формировать свой характер, а успех и победы приносили свои плоды: на соревнованиях в Тарга-Флорио у него завязались отношения, которые фактически определи всю его дальнейшую жизнь. Знакомство с людьми из фирмы Alfa Romeo позволило ему сделать себе имя в мире гонок и начать собственное дело.
После победы в Тарга-Флорио все журналисты как один назвали Феррари «одним из лучших гонщиков Италии». Но, все же, свое время и силы он отдавал работе, поставив себе целью стать в Alfa Romeo незаменимым человеком и со временем выбиться в руководство. Энцо открыл в Модене предприятие, занимавшееся продажей машин, а в 1929 году, совместно со своими инвесторами Тадини и Каниато, отправилися в офис моденского адвоката, где они подписали договор об акционерном обществе «Scuderia Ferrari», главной целью которого было создание гоночной команды и организация автогонок. Обеспечив себе финансовую поддержку, Феррари занялся менеджментом. Прежде всего он поехал на встречу с представителями администрации фирмы Alfa Romeo, которым поведал о своих идеях. Они пришли к выводу, что если планы Феррари осуществятся, то это, по крайней мере, избавит их от проблем, связанных с организацией и устройством гонок. Администрация фирмы внесла в фонд «Scuderia» 10 000 лир, в качестве добровольного пожертвования, после чего был составлен и подписан договор, устроивший обе стороны.
Ударим автопробегом по бездорожью и разгильдяйству
В начале 1930 года положение «Scuderia» в мире гонок усилилось еще больше, а количество талантливых гонщиков, выступавших в ее составе, увеличилось. К примеру, в престижных тысячемильных гонках «Mille Miglia» участвовало только четыре машины команды Alfa Romeo, зато «Scuderia» выставила на эти гонки целых девять машин. За рулем одной из них, мощном двенадцати цилиндровом Packard 1750, сидела баронесса Мария Антуанетта Аванцо — самая знаменитая итальянская гонщица 30-х годов. Впоследствии Феррари утверждал, что мотор Packard, характерный рев которого эхом войны отзывался у него в ушах, стал своеобразным источником вдохновения, когда он обдумывал компоновку двигателя для первой гоночной машины носившей его имя, заложив звук в основу формирования всего дальнейшего стиля.
V8-двигатель для автомобиля Lancia-Ferrari D50 Grand Prix

Лошадиные силы продают автомобили, а крутящий момент выигрывает гонки

Энцо Феррари

В июле 1932 года на автомобилях Ferrari впервые появилось изображение эмблемы Франческо Баракки, ставшее с тех пор фирменным знаком «Scuderia». Машины 8С-2300 с вздыбленной черной лошадью на капотах заняли первое и второе места в двадцати четырех часовых гонках в Бельгии. Но 1 января 1938 года, ровно через восемь лет после своего появления на свет, «Scuderia Ferrari» перестала существовать. А новый контракт с Alfa Romeo запрещал Феррари в течение четырех лет иметь собственную эмблему и выпускать машины под своим именем.
Выдающиеся
успехи
Однако, уже в декабре 1946 года Энцо созвал пресс-конференцию, где объявил о своем намерении самостоятельно выпускать три новые машины — модель 125 «спорт», модель 125 «гоночная двухместная» и модель 125 «Большой приз». Первый кузов, в форме сигары, имел по бокам капота характерные вентиляционные щели. Второй кузов обладал более привычными «благородными» обводами спортивной машины. Оба варианта были снабжены большими, прямоугольной формы никелированными радиаторными решетками, напоминавшими гигантские терки для сыра.
После множества побед машин «Scuderia», у Энцо снова появились солидные клиенты. Первыми были два миланских графа и некий русский князь, которые раньше всех поняли, что маленькие юркие Ferrari в скором времени станут пользоваться у состоятельных любителей гонок большим спросом. А Братья Габриэле и Зоаве Бесана, представители одного из самых знатных семейств Ламборгини, в конце 1947 года заказали для себя новую модель Ferrari — 166 Spider Corsa.

Это были клиенты, каких прежде никогда не было. К нему стали захаживать всевозможные светские знаменитости и люди искусства, другими словами, «модная публика». В числе первых протоптал дорожку в Маранелло режиссер Роберто Росселлини — один из основоположников итальянского неореализма. Энцо был вовсе не прочь с ним познакомиться. Еще больше он обрадовался, когда Росселлини привез с собой кинозвезду Ингрид Бергман. Подобная клиентура требовала и соответствующего дизайна, поэтому к созданию автомобиля приложили руку практически все известные итальянские производители кузовов.



Моторы — как женщины. Нужно знать, где потрогать

Энцо Феррари

Каждому дизайнеру нужна муза — идеальная машина
На всем протяжении 40 — 50-х годов Ferrari выпускал традиционные для того времени, характерные радиаторы: теперь никелированные горизонтальные прутья чередовались с вертикальными. Эта конструкция очень напоминала донышко алюминиевого контейнера для переноски яиц. Вошедшая в моду, с легкой руки Энцо Феррари, радиаторная решетка использовалась дизайнерами даже полвека спустя. Ее ставили на самые обыкновенные машины, чтобы придать более «спортивный» вид и подчеркнуть скоростные качества.


Безупречная
красота
Создавая дорожные автомобили, Феррари обращался к разным дизайнерским компаниям, делая свои модели непохожими друг на друга. Но модель 250 GT 1954 года положила начало многолетнему и плодотворному сотрудничеству с компанией Pininfarina, как нельзя лучше подстроившей свои кузова к новым шасси, ведущая задняя ось которых была подвешена на пружинах. Сразу после начала сотрудничества с Ferrari, в начале 1950 годов дизайнер Серджио Пининфарина стал ответственным за работу с этим очень важным для компании клиентом.
Первое время отношения между Пининфариной и Феррари оставались напряженными, но со временем молодой человек смог покорить главу Ferrari. С тех пор история этих фирм оказалась крепко связана: начиная с 1960-х годов большую часть дизайн-проектов автомобилей Ferrari разрабатывало именно ателье Pininfarina.

В начале 1960 года машины Ferrari стали некоронованными королями автомобильного стиля. Пленяющие своим дизайном, высокой чувствительностью, органично увязанные с огромной мощностью, они изучали невероятную притягательность. Однако, существовало технологическое отставание. Так, в 1963 году, появилась модель 250LM. Генри Форд был восхищен этими достижениями и даже хотел целиком приобрести столь успешную компанию. Феррари был заинтересован в мощностях Ford’а, но отказал им в этом намерении.




1961 / Ferrari 250 GT California
Стремиться стать самым крупным брендом — бессмысленно. Гораздо важнее стать самым уважаемым брендом
Но уже с 1969 года владельцем 50% акций Ferrari стала компания Fiat, а в 1988 году приобрела контрольный пакет. Взамен Энцо получил щедрое финансирование. Огромные деньги шли на процесс разработки и модернизацию техники. Задача стояла увеличить продажи и выйти на новый уровень популярности. Тем не менее, машины продолжали собирать исключительно вручную. Это было время бурного развития: выпускаются легендарные Daytona (365GTB/4), Dino, Testarossa.
Рекламная оценка этих автомобилей как «лучших в мире» не так уж далека от истины. Они отвечали самым взыскательным требованиям как спортсменов-гонщиков так и «зведных» клиентов. Яркий броский дизайн Пининфарини нес в себе квинтэссенцию рекламного духа, причем его создатель добивался не только внешнего эффекта но и безупречных технических показателей.
Источник
стасти
К сорокалетнему юбилею компании, Феррари, которому до смерти надоели невыразительные, похожие друг на друга как две капли воды автомобили последних лет, очень просил инженеров и конструкторов, чтобы они сделали новую машину «с душой». Работа продвигалась быстро благодаря тому, что за основу взяли 288 GTO Evoluzione и черты моделей 126 и 166 — первые марки Ferrari, на которых ездили последние авторомантики послевоенной эпохи. Конструкция кузова, заново разработанная Pininfarina, сочетала панели из кевлара, карбонового волокна и алюминия для прочности и малой массы, и интенсивные аэродинамические испытания. Ковры, звуковая система и дверные ручки не были установлены, хотя автомобили имели кондиционеры воздуха. В 1987 году Ferrari сделала подарок спортсменам, предложив их вниманию автомобиль, восходящий к гоночным традициям фирмы — неподражаемый F40. Эта машина стала последней, которую увидел Энзо Феррари.
Помня и прославляя имя знаменитого конструктора, отца, основателя компании, в 2003 году на автосалоне в Париже, итальянская фирма совершает новую революцию, презентуя самую мощную в Европе серийную машину Ferrari Enzo, призванной напомнить автомобильному миру о передовой конструкторской школе, убедительно подтверждающая свою значимость выдающимися успехами в Формуле-1.
Чем больше любви вложишь в замысел, тем грандиознее окажется успех

Ограниченное производство стало мантрой Ferrari — спрос должен превышать предложения, позволяя держать цену на высоком уровне, окупая свои устремления в качестве продукции. Эти автомобили привлекают к себе ручной сборкой, перфекционизмом, скурпулезным отношением к деталям и потрясающей скоростью.

Обладая безупречной красотой и хищным нравом, они являются легендой для настоящего мира. Ferrari — это роскошь, восторг и адреналин гонок Formula I. Ferrari — это не просто огромный счет в банке, это — избранность.