Весеннее
вдохновение
P.R.B. —
культ красоты
Стильные аксессуары
и история развития
братства прерафаэлитов
Художник — тот, кто создает прекрасное. Раскрыть людям себя и скрыть художника — вот к чему стремиться искусство. Те, кто в прекрасном находит дурное, — люди испорченные, и при том испорченность не делает их привлекательными. Те, кто способен узреть в прекрасном его высокий смысл, — люди культурные. Они не безнадежны. Но избранник — тот, кто в прекрасном видит лишь одно: Красоту.

Оскар Уайльд

Предлагая новые принципы современного искусства, его новые ориентиры и взгляды, его вкусы, в 1848 году основывается «Братство прерафаэлитов» — авангардное движение Великобритании с таинственными инициалами P.R.B. (Pre-Raphaelites Brotherhood). Это было объединение молодых художников страстно желавших видеть в работах больше красоты, деталей форм, больше звуков, разлитых в природе. Они хотели чувствовать во всем объеме реальную жизнь, окружающую их, со всеми ее красками, полутонами, светом и тенями.
В основу создаваемых идеалов и художественной свободы легло искусство раннего Возрождения «до Рафаэля»: Боттичелли, Фра Филиппо Липпи, Беноццо Гоццоли, Фра Анжелико. Полное погружение в природу, поклонение красоте, яркая, насыщенная палитра в сочетании с жизненной правдивостью и чувством единения с окружающим миром, стали оппозицией и критикой текущих академических традиций.
Всякое место, которое ты любишь, для тебя целый мир
Опьяненные красотой и стремлением раскрытия творческой силы, составляющую тайну жизни, предлагая зрителям легкую доступность в понимании своих работ, прерафаэлиты чувственно творили в разных областях искусства и литературы. Их картины были невероятно поэтичны: очаровательная цветущая природа, вьющиеся растения, раскинувшие свои ветви по всему холсту, плетя загадочные лабиринты. Яркие цветы, со всей любовью заполняют пространство густыми ароматами — невинные маргаритки, верные незабудки, нежные орхидеи, страстные розы. Здесь женщины непременно преисполнены тайной, их ласкает загадка, по плечам струятся каскады золотистого оттенка волос. Воздушная шелковая ткань, в закате дня или в лучах раннего рассвета, руслами бурлящей реки огибает тело и обрушивается водопадами на край полотна. На фоне детали старинных стен, изрезанные отметками вековой истории, изысканная мебель, детализированная причудливыми изгибами и символичными узорами.
Красота в глазах смотрящего.

Оскар Уайльд

Наслаждение
искусством
Семь «братьев» провозгласили начала новой эпохи. Это были Джон Миллес, Холман Хант, Данте Россетти, Майкл Россетти, Томас Вулнер, Фредерик Стивенс и Джеймс Коллинсон. Их художественный гений повелевал писать с натуры, отказываясь от общих принципов работы, каждый раз выдумывающих сюжет для своей картины.
Настала пора по-новому взглянуть на мир, понять его сущность без излишней поверхностности и манерности, разбить зеркала, искажающую пространство мутными образами, и увидеть предметы такими, какие они есть, передать все прекрасное, что несут их детали. Взгляд художников был обращен к ближайшему окружению — все являлось предметом вдохновения, каждая мелочь несла в себе смыслы и первозданную красоту. Таким образом большая часть пейзажей могла рисоваться недалеко от дома, а моделями вполне могли быть родственники, друзья или ближайшие знакомые.
Спектакль прошел на «ура»,
а вот публика провалилась
Рождение в обществе новой культуры непременно вызывало множество критики разной направленности: восхищение и непонимание, восторг и потрясение. Общество погрузилось в неопределенность, требовалось авторитетное мнение, способное определить вектор понимания предлагаемого искусства. Этим человеком стал уважаемый критик Джон Рескин — его множество статей и рецензий, восхвалявших новый дух времени, развеяли все сомнения.
«Легко управлять кистью и писать травы и растения с достаточной для глаза верностью; этого может добиться всякий после нескольких лет труда. Но изображать среди трав и растений тайны созидания и сочетаний, которыми природа говорит нашему пониманию, передавать нежный изгиб и волнистую тень взрыхленной земли, находить во всём, что кажется самым мелким, проявление вечного божественного новосозидания красоты и величия, показывать это немыслящим и незрящим — таково назначение художника» — писал Рескин.
Но его стараний и всей проникновенной любви к этой теме было недостаточно, чтобы развить направление до устойчивого состояния, построить фундамент общего развития и процветания работ художников. Кроме юного революционного романтичного духа и увлечения Средневековьем, мало что объединяло этих людей и в 1853 году Братство распадается.
Близость
к природе
Конечно, гении никуда не делись и продолжали свою деятельность, придерживаясь индивидуальных устремлений. Многие из них сохранили идею возведения красоты в разряд почитаемого культа. Работы Данте Россетти по-прежнему впечатляли других художников и выстраивали вокруг него круг заинтересованных лиц, вбирающих в себя черты и стиль, подражая продиктованным ценностям. Первыми из них были Уильям Моррис и Эдвард Бёрн-Джонсон. Так, в 1856 году, начинается новый этап в развитии движения прерафаэлитов, основной идеей которых становится эстетизм, стилизация форм, эротизм и стремление к идеалам прекрасного.
Прерафаэлиты, культивируя индивидуальное восприятие в каждый момент переживания жизни, проникают во сферы деятельности человека. Идея Теофиля Готье «искусство для искусства» или «утишение — в искусстве» трансформируется в концепцию эстетизма, покоряя сердца художников и поэтов. Одним из них был Оскар Уайльд — самый яркий представитель поддержки прерафаэлитов со стороны писателей. Он возводил эстетические ценности над этическими и социальными проблемами, где искусство являлось высшей реальностью. Все его литературные произведения невероятно красивы и живописны. «Эстетика — выше критики», — говорил Уайльд, — «Я пишу потому, что писать для меня — высшее артистическое удовольствие. Если мое творчество нравится немногим избранным, я этому рад. Если нет, я не огорчаюсь»
Объектом Искусства должна быть не простая действительность, а сложная красота.

Оскар Уайльд

Мы все расточаем свои дни в поисках смысла жизни. Знайте же, этот смысл — в Искусстве
В живописи прерафаэлитов природа была не менее поэтична, являясь важнейшим аспектом этого движения, как с точки зрения художественных акцентов, так и стиля. Призыв Джона Рескина «обратиться к природе всем сердцем и идти рука об руку с ней доверчиво и трудолюбиво» оказал на художников огромное влияние. Они продолжали соперничать с фотографией, которая побуждала их писать еще эмоциональнее, используя яркую, насыщенную палитру. Последователи братства делали скрупулезные этюды тонов с натуры, воспроизводя их насколько возможно ярко и отчетливо. Объединив фигуры и пейзаж в затейливую композицию, прерафаэлиты подчеркивали повествовательный элемент, взывая к чувствам зрителя и создавая общее настроение. Так о картине Милле «Осенние листья» критики говорили: «Впервые сумерки изображены настолько совершенно».


Образец
искренности
Прерафаэлиты создали в изобразительном искусстве новый тип женской красоты — притягательный, наполненный размышлениями, загадочный, таинственный, отрешенный, спокойный, который позже разовьют художники стиля модерн. Женщина на полотнах несла средневековый образ идеальной красоты и женственности, ей восхищаются и поклоняются. Была пересмотрена викторианская концепция женственности. Женщина рассматривалась со всех сторон, как человек, способный испытывать сексуальное желание и страсть. Добиваясь точности в изображении, они обращались к произведениям классической поэзии и литературы, к творчеству Данте Алигьери, Уильяма Шекспира, Джона Китса.
Заметное влияние произошло и на искусство ремесел, на европейский дизайн мебели и интерьеров. Яркий, неповторимый стиль их работ позволил британцам оказаться в авангарде важнейших перемен. Новаторские идеи прерафаэлитов вынудили общество пересмотреть традиционные представления о роли и предназначении изобразительного искусства еще за несколько лет до появления французских импрессионистов, а также во многом способствовали зарождению важнейшего стиля конца столетия – искусства Ар Нуво. Декоративность контуров и плоскостного пятна культивировалась английскими прерафаэлитами, художниками круга Уильяма Моррисата и участниками «Эстетического движения».
Ясность
и образность
Занимаясь религиозной темой, добиваясь точности в изображении фактических подробностей, последователи созданной культуры обращались к библейской истории не стремясь следовать теологическим истинам — они искали в ней литературный и поэтический смысл. Здесь основой для композиции картины служило не воображение, а наблюдения и лица из повседневной жизни.
Обращаясь к литературным и историческим сюжетам, художники в точности изображали костюмы и интерьер избранной эпохи, будь то эпоха Средних веков или Возрождения, но одновременно усиливали жанровый аспект, сделав человеческие отношения основным мотивом композиции.
Искусство дано нам, чтобы не умереть от истины

Прерафаэлитизм — это культурный стиль, проникший в жизнь своих создателей и, в какой-то мере, определявший их быт. Прерафаэлиты жили в придуманной ими же обстановке и сделали ее чрезвычайно модной. В их созданных образах верность истинной, незамутненной красоте и природе во всех ее деталях уступает верности воображаемому. Имидж становится узнаваемым, стильным и поэтому вполне готовым для рынка.